Октябрьский Филипп Сергеевич
Октябрьский Филипп Сергеевич

1899–1969

военно-морской деятель, адмирал

 

Адмирал Ф. Октябрьский.
Художник К. Аккуратов. 1947
Источник: https://sitekid.ru

На его долю выпала трудная судьба. В ней было все: блестящий взлет и необоснованные обвинения, громкие победы и горечь поражений, триумф и трагедия. Но в одном он никогда не изменял себе – в верности долгу…

 

ДОРОГА К МОРЮ

Филипп Сергеевич Иванов родился в 1899 году в совершенно не морском захолустье Российской империи – деревне Лукшино Тверской области – в простой крестьянской семье. После окончания четырех классов сельской школы в 1915 году уехал в поисках заработка денег в Шлиссельбург, а затем в Санкт-Петербург, где завороженный видом впервые увиденного им морского простора поступил матросом в местное пароходство.

Первые его корабельные должности оказались весьма прозаичными: сначала кочегар, а затем помощник машиниста на судах, ходивших по Ладоге, Свири и Неве. Профессия не подлежала призыву в армию и всю первую мировую войну он продолжал трудиться на коммерческих судах. Все изменил переворот в России, даже его фамилию. Завороженный духом революционной романтики он добровольцем поступил на Балтийский флот и сменил согласно моде времени свою фамилию на новую – Октябрьский.

Большой практический опыт способствовал быстрой карьере. Его заметили и перевели на командную должность в экипаж вспомогательного крейсера «Лейтенант Шмидт» Северной военной флотилии. У юноши появилась тяга к образованию и он добился у командования направления в 1922 году на курсы при Ленинградском коммунистическом университете, после окончания которых перешел на работу в морской отдел Политуправления РККА, а затем в политотдел флотилии. В 1928 году он окончил курсы при Военно-морском училище им. Фрунзе и перешел с политической на командную работу. Энергичный командир продолжил быстрое продвижение по служебной лестнице. Командир дивизиона, отряда и бригады торпедных катеров на Балтийском и Тихоокеанском флотах. В 1935 году комбриг Октябрьский был награжден первым своим орденом – Красной Звезды – за освоение катеров на новом морском театре и разработку методов взаимодействия кораблей с авиацией и сухопутными войсками. Чистки армейских и флотских рядов второй половины 30-х годов ускорили карьерный рост. С 1938 по 1939 гг. он командовал Амурской военной флотилией, а после того, как стараниями сподвижников И. В. Сталина был вычищен «до белой кости» штаб Черноморского флота, стал его командующим. Самые тяжелые испытания выпали на его долю в начальный период Великой Отечественной войны.

 

ФЛОТ И ВОЙНА

22 июня 1941 года в час ночи по приказу народного комиссара ВМФ Н. Г. Кузнецова Черноморский флот был приведен в боевую готовность. В 3.17 того же дня авиация и ПВО флота, а также зенитные батареи кораблей приступили к отражению первого воздушного налета Люфтваффе. Самолеты противника сбрасывали не только бомбы, но и мины, которые должны были воспрепятствовать действиям флота на море. Организация борьбы с ними стала для командующего флотом адмирала Октябрьского первоочередной задачей.

Для решения вопроса привлекались как офицеры флота, его инженерной службы, так и специалисты по физике. Среди них были такие, как И. В. Курчатов и А. П. Александров, ставшие в будущем светилами мировой науки. Совместными усилиями удалось решить проблему мин, хотя это стоило жизни многим отважным офицерам флота, «общавшимся» с минами в непосредственной близости под водой. С первых же дней войны Черноморский флот начал оказывать активную поддержку Красной Армии. При активном участии командующего Черноморским флотом вице-адмирала Ф. С. Октябрьского была налажена деятельность подводных лодок на коммуникациях противника. Еще в первые месяцы войны им удалось осложнить передвижение судов, перевозивших грузы через порты Румынии и Болгарии.

Отдельной страницей в истории Великой Отечественной войны стоят обороны Одессы и Севастополя. Первая началась через полтора месяца от начала войны, а вторая – более чем через четыре месяца. Обе показали, что личный состав флота может вести эффективные боевые действия не только на море, но и на суше, являясь серьезной силой. В обеих оборонах активное участие в руководстве принимал Ф. С. Октябрьский.

Еще до непосредственного начала обороны Одессы, 27 июля 1941 года, командующий Черноморским флотом направил распоряжение командиру Одесской военно-морской базы контр-адмиралу Г. В. Жукову, в котором требовалось немедленно приступить к созданию сухопутной обороны и использованию всех имеющихся сил и средств для обороны города. Силами горожан, личного состава флота и Приморской армии были созданы три оборонительных рубежа, охвативших город полукольцом. Ф. С. Октябрьский понимал, что судьба обороны Одессы во многом будет зависеть от действий Черноморского флота. 6 августа 1941 года, то есть на следующий день после начала боев за город, по приказу командующего флотом был создан специальный отряд кораблей в составе крейсера «Красный Крым», эсминцев «Шаумян» и «Незаможник», дивизиона канонерских лодок, тральщиков и бригады торпедных катеров. Эти корабли начали поддержку сухопутных сил с моря, поставки продовольствия и вооружения, доставляли пополнение и увозили раненых.

19 августа решением Ставки ответственность за оборону города была возложена на Военный совет Черноморского флота, а также был создан Одесский оборонительный район. На Ф. С. Октябрьского легла дополнительная нагрузка и ответственность. С этого момента транспортные корабли, шедшие ранее без охранения и подвергавшиеся периодическим налетам артиллерии противника, ходили под охраной боевых кораблей, подводные лодки увеличили активность не только на стратегических коммуникациях противника, но и на подступах к Одессе.

7 сентября Октябрьский лично прибыл в город. На военном совете было решено провести десантную операцию в полосе действия восточного сектора обороны. Для этого были созданы два корабельных отряда, налажено взаимодействие авиации и флота, создан 3-й полк морской пехоты. Однако общая обстановка складывалась не в пользу советских войск. Немецкие части уже вышли к Перекопскому перешейку, завязали на нем бои. В случае захвата Крыма оборона Одессы теряла всякий смысл ввиду большой отдаленности ее от баз флота на Кавказе. Ф. С. Октябрьский выдвинул предложение об эвакуации войск из Одессы и перебазирования их в Севастополь для организации обороны главной морской базы Черноморского флота. Ставка согласилась с этим. C 1 по 16 октября 1941 года войска Одесского оборонительного района были эвакуированы в Севастополь. Прекрасно организованный командованием флота переход прошел без значительных потерь. Когда немецкая авиация, опомнившись, попыталась нанести штурмовые удары по конвою, все ее налеты были отбиты прекрасно организованным огнем корабельной зенитной артиллерии. Весьма показательно: иных военачальников первого периода войны за оставление городов расстреливали. Но Одесса оборонялась столь долго и столь эффективно, что Генштаб попросту не мог предъявить претензий к организаторам ее обороны.

 

ЗАЩИЩАЯ СЕВАСТОПОЛЬ

30 октября 1941 года началась героическая и столь же трагическая страница службы и жизни адмирала Октябрьского – оборона Севастополя. И первые записи на ней весьма нелицеприятны, но и молчать о них нельзя…

Отвод сил флота на Кавказ, несомненно, одна из темных страниц севастопольской эпопеи, до сих пор трудно разобраться в роли лично командующего флотом. При глобальном превосходстве над флотом противника, представленном на первом этапе лишь несколькими румынскими эскадренными миноносцами, немецкими и румынскими подводными лодками и торпедными катерами, флот осознанно отказался от активных действий и всю дальнейшую войну вел в основном рейдовые операции и прикрывал транспортные перевозки. Что здесь стало роковым? Очевидно память о своих предшественниках «стертых в лагерную пыль» и понимание, что в случае потери кораблей он может повторить их судьбу, и толкнули его на принятие такого решения. Командующий ВМФ СССР адмирал Н. Г. Кузнецов упрекает адмирала Октябрьского, что тот отвел силы флота «…не имея опыта и не умея командовать большими соединениями надводных кораблей». Но почему же свой волей старшего начальника он вернул их назад?

Потеряв господство на море, Черноморский флот потерял и господство в воздухе. Отчаянный героизм советских морских летчиков не мог восполнить пробелы обучения летного состава в предвоенные годы. 12 ноября на рейде в Севастополе был потерян крейсер «Червона Украина», прибывший в город для огневой поддержки войск. С 16 ноября немецкие войска начали новый штурм, но остановленные доблестью солдат Приморской армии генерала И. Е. Петрова и сформированных частей морской пехоты флота к концу ноября прекратили его. Корабли флота, базировавшиеся теперь на Кавказе, участвовали в поддержке сухопутных сил, переброске подкреплений и грузов. Это было необходимо, но, увы, нужно признать, что для столь могучей силы, которой являлся Черноморский флот, это было не самое лучшее применение.

Решение переподчинить флот сухопутным силам, несомненно, имело самый положительный эффект – наконец появилась возможность организовать какое-то оперативное взаимодействие между кораблями и сухопутными силами: отныне, хотя бы и только в Крыму, флот был вынужден подчиняться приказам армии и действовать непосредственно в ее интересах. Соответственно, с него частично снималась и ответственность за возможные потери, которых так боялся адмирал Октябрьский. Видимо, только вследствие этого стали возможны такие операции, как дневной обстрел крейсером «Ворошилов» позиций противника на северо-восточном берегу Керкинитского залива, на левом фланге Перекопских позиций. Причем обстрел корректировался самолетом МБР, что резко повышало эффективность артогня. Авиация ЧФ в Крыму переходила в оперативное подчинение ВВС 51-й армии. Однако такое двойное ее подчинение было продумано плохо, что позднее создало массу неразберихи при попытках флота использовать свою авиацию для личных нужд.

В середине декабря Ф. С. Октябрьский отправился из Севастополя на Кавказ, где принял активное участие в подготовке Керченско-Феодосийской десантной операции. Однако Манштейн внес свои коррективы, начав 17 декабря штурм Севастополя. К утру 20 декабря немецкие подразделения могли выйти на окраины города, что позволило бы им прямой наводкой обстреливать порт. Октябрьский по приказу Ставки лично направился в Севастополь во главе эскадры из крейсеров «Красный Кавказ» и «Красный Крым», лидера «Харьков» и транспортов 79-й бригады морской пехоты. К полудню 21 декабря отряд кораблей вошел в бухту Севастополя и начал высадку морской пехоты. Она была сразу же брошена в бой по приказу командующего сухопутных сил Севастопольского оборонительного района генерал-майора И. Е. Петрова. Через сутки прибыли дополнительно части 345-й стрелковой дивизии, которые перешли в наступление и восстановили положение.

29 декабря Черноморский флот осуществил высадку десанта в районе Феодосии. Впервые в истории морских десантов корабли подошли непосредственно к молам и высаживали на них личный состав. С этого момента на Черноморский флот и его командующего легла ответственность за обеспечение беспрепятственного снабжения не только Севастополя, но и организованного на Керченском полуострове Крымского фронта, с чем флот, несмотря на яростное противодействие противника, почти полностью справлялся. Действительно, что бы ни говорили современные историки, но морская часть Керченско-Феодосийской операции была проведена безупречно. Попытка свалить на командующего флотом то, что затем сделали безграмотные сухопутные военачальники под чутким партийным руководством «инквизитора Красной Армии», любимца Сталина, армейского комиссара 1-го ранга Л. З. Мехлиса, бездарно истребившие за несколько месяцев более 225 тыс. собственных солдат и офицеров, – кощунственна.

В мае 1942 года Крымский фронт был разбит, а оставшийся личный состав был переправлен на Кавказ. 7 июня после восемнадцатидневной авиационно-артиллерийской подготовки немецкие части начали штурм Севастополя. 14 июня пехота противника захватила Мекензиевы горы, которые были всего лишь в трех километрах от Северной бухты. Теперь все боеприпасы и продовольствие, а также вывоз раненых и доставка пополнения выполнялись боевыми кораблями Черноморского флота, в том числе и подводными лодками. Последним кораблем, прорвавшимся в город, был лидер «Ташкент», покинувший его с 2100 ранеными. Подвергнувшийся массированным атакам авиации противника, он получил три пробоины и лишь с помощью вышедших из Новороссийска кораблей смог добраться до кавказской базы флота. Через три дня началась эвакуация личного состава Севастопольского оборонительного района, однако всех перевезти не удалось. Большое количество рядового состава воинских частей было оставлено. Большая часть из них погибла в ходе городских боев, многие попали в плен. Очень странным остается на сегодняшний день вопрос о том, кто дал команду Ф. С. Октябрьскому покинуть город. Адмирал Кузнецов не желал эвакуации командующего флотом, очевидно надеясь, что с его гибелью исчезнет и свидетель ошибок Главкома ВМФ, но И. В. Сталин лично отдал директиву, предписывающую Октябрьскому и его штабу покинуть город. В то же время узнав, что вместе с ним покинул город и генерал Петров, диктатор был крайне раздосадован:

«Вы же мне говорили, что там остается Петров. За это придется кого-то из Вас наказать».

И наказал, только не Кузнецова…

 

В ОПАЛЕ

Ф. С. Октябрьский, переправившись на Кавказ вместе с управлением Севастопольского оборонительного района, организовывал действия Черноморского флота в ходе оборонительных боев на Кавказе. Тут и застигла его опала: в июне 1943 года он был отправлен командовать Амурской военной флотилией. Назначенный на его место адмирал Владимирский не долго задержался на этой должности. После уничтожения немецкой авиацией одновременно трех эсминцев в октябре 1943 года Кузнецов получил приказ заменить его. Главком ВМФ вспоминал, как Сталин сказал ему: «Очевидно, мы неправильно сняли Октябрьского» и приказал вернуть его на «старое место». Ф. С. Октябрьский вновь стал во главе Черноморского флота. 10 апреля 1944 года была освобождена Одесса, а 9 мая, ровно за год до Дня Победы, главная военно-морская база Черноморского флота – город Севастополь.

Все крупные и не очень операции Красной Армии с 1944 года, связанные с наступлением вдоль побережья Черного моря или с форсированием крупных рек, впадающих в него, проводились при поддержке Черноморского флота и сформированных на его основе флотилий. 5 ноября 1944 года после разминирования в Северную бухту Севастополя вернулась эскадра. Началось восстановление главной базы Черноморского флота.

Памятная доска Ф. Октябрьскому в Севастополе
Источник: https://smorodina.com

В ноябре 1948 года Ф. С. Октябрьский был назначен на должность 1-го заместителя главнокомандующего ВМС. В 1951 году впервые был уволен в отпуск «по болезни». В 1952 году он вернулся и продолжил работать в Военно-морском министерстве в должности начальника управления. В 1954 году вновь опала, теперь со стороны Н. С. Хрущева, который не мог простить ему определенного благоволения со стороны Сталина. Он вторично был отправлен в отставку, в которой находился до 1957 года, когда его назначили начальником Черноморского высшего военно-морского училища имени П. С. Нахимова. 20 марта 1958 года ему было присвоено звание Героя Советского Союза. С 1960 года состоял военным инспектором-советником в Группе генеральных инспекторов Министерства обороны СССР.

Скончался почетный гражданин Севастополя, адмирал Ф. С. Октябрьский 8 июля 1969 года в Севастополе. Там же он и был похоронен. Именем адмирала Октябрьского названа одна из улиц города, где помещена памятная доска.

 

Автор статьи
С. В. Ченнык

 

 

Список использованных источников:
  1. Севастопольская правда : [сайт]. – Севастополь, 2012. – URL : http://sev-pravda.ru (дата обращения: 03.06.2019). – Текст : электронный.
  2. Ченнык С. В. Адмирал Октябрьский: триумф и трагедия / С. В. Ченнык. – Текст : электронный // Military Крым: военно-исторический интернет-портал : [сайт]. – URL : http://mil.sevhome.ru/voenistor/crimwow/biografiiwow/admiral-oktjabrskij-triumf-i-tragedija/ (дата обращения: 30.05.2019).
 
Библиография:
  1. Макареев М. В. Черноморский флот в биографиях командующих, 1783–2004. Т. 2 : 1917–2004 / М. В. Макареев, Г. Н. Рыжонок. – Севастополь : Мир, 2004. – 227 с. : портр.
  2. Октябрьский Ф. С. «Они держали историю голыми руками» / Ф. С. Октябрьский // Севастополь : литературно-исторический альманах. – № 24. – С. 190–202.
  3. Рубцов Ю. В. Герои битвы за Крым : Таврида в пламени Великой Отечественной / Юрий Рубцов, Дмитрий Филипповых. – Москва : Молодая гвардия, 2019. – 396 с., [16] л. ил. – (Жизнь замечательных людей : сер. биографий ; вып. 1794).
Еще...
  1. Старчеус И. Е. Оборона Одессы и Севастополя. Влияние этих оборонительных операций на ход и результаты вооруженной борьбы в 1941–1942 гг. / И. Е. Старчеус // Военно-исторический журнал. – 2016. – № 10. – С. 13–17 : фот.
  2. Черноморский флот в боях за Крым : альбом // Крым – земля героическая : альбом-памятка / составитель Баженов В. П. – Сімферополь : Таврія, 2004. – С. 47–50.
Свернуть
 
 
 
Дата публикации
20.06.2019
FancyBox
 
 
крымоведческий информационно-библиографический портал

КОНТАКТЫ

Тел.:
+7 (3652) 608-644
Адрес:
295017, Россия, Республика Крым, г. Симферополь, ул. Набережная им. 60-летия СССР, 29-А
e-mail:
franco@crimealib.ru
Яндекс.Метрика

© 2019–2020 ГБУК РК Крымская республиканская универсальная научная библиотека им. И. Я. Франко
При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна