Тотлебен Эдуард Иванович
Тотлебен Эдуард Иванович

1818–1884

русский генерал, военный инженер

 

Эдуард Иванович Тотлебен
Источник: https://radmuseumart.ru

Тотлебен Эдуард Иванович, граф, генерал-адъютант, родился в Митаве 8 мая 1818 года. Тотлебен принадлежал к старинному дворянскому роду Тюрингии, но его дед, выселившийся в прибалтийские губернии России, отказался от феодальных прав и занялся торговлей, и отец его Иоганн Генрих также занимался коммерческими делами, приписавшись к купечеству (2-я гильдия). Эдуард Иванович был пятым из семи детей Иоганна Генриха от брака с Анной Цандер. Первоначальное образование он получил в пансионе доктора Гюттеля, лучшем учебном заведении Риги, куда вскоре после рождения Эдуарда Ивановича переселился его отец.

На 14-м году жизни он был отвезен в Петербург и осенью 1832 года был принят кондуктором в 3-й класс главного инженерного училища. В январе 1836 года Тотлебен был произведен в полевые инженер-прапорщики и два месяца спустя отчислен вследствие болезни сердца в Динабургскую инженерную команду. Через год он вернулся в Петербург для продолжения курса; но, перейдя с чином подпоручика (9 января 1838 года) в старший класс, был вынужден по болезни вторично и окончательно отказаться от мысли окончить курс. 5 февраля 1838 года Тотлебен был отчислен из училища с назначением на действительную службу в Рижскую крепостную команду, где занял должность дежурного офицера в крепостном управлении. Отсюда в апреле 1839 года Тотлебен был переведен в гренадерский саперный батальон, а в следующем году 16 июля назначен поручиком в учебный саперный батальон.

Летом 1840 года, участвуя в практических работах саперов в Красном Селе, Тотлебен познакомился с генералом К. А. Шильдером; это знакомство имело решающее значение для дальнейшей карьеры Тотлебена. Шильдер поручил ему производство опытов над своей трубной контрминной системой, и эти опыты велись Тотлебеном в течение двух лет с выдающимся успехом; достигнутые им результаты побудили императора Николая I приказать продолжать начатые опыты в более крупных размерах в Киеве при 2-й саперной бригаде. Тотлебен был командирован с тремя нижними чинами лейб-гвардии саперного батальона в распоряжение начальника 2-й саперной бригады и пешком, не отлучаясь от команды, везшей 2 минных сверла, сделал переход от Петербурга до Киева, куда прибыл 19 июня 1844 года. В примерной минной войне контрминная трубная система снова дала блестящие результаты. За труды по этой командировке Тотлебен 12 мая 1845 года был произведен в штабс-капитаны.

В 1845 году киевские опыты были продолжены под руководством Тотлебена, прибывшего в Киев со сверлом, усовершенствованным по его проекту. Но характер опытов изменился. Тотлебен решил отступить от предложений Военно-ученого комитета, лишавших оборону всякой инициативы в предстоявшем маневре. Впервые сказалась здесь отличительная черта его военного дарования: строго активный характер его оборонительных действий и необыкновенное умение пользоваться моментом. Работы этих лет были крайне полезны Тотлебену, дав, с одной стороны, богатый опыт, нашедший себе блестящее применение во время Севастопольской обороны, а с другой – сделав его любимым сотрудником К. А. Шильдера и обеспечив тем самым ряд служебных успехов.

В марте 1848 года Тотлебен был командирован на Кавказ «для применения минного сверла при осадах укрепленных пунктов, возведенных Шамилем в Дагестане», 7 апреля выехал в Темир-хан-Шуру, где поступил в распоряжение князя Аргутинского-Долгорукова. Боевое крещение Тотлебен получил под Гергебилем, куда 9 июня прибыл отряд Аргутинского. Но долгое время Тотлебену пришлось «бездействовать под огнем», как писал он: ему не давали поручений. Только по обложении Гергебиля ему приказано было построить брешь-батарею, под прикрытием огня которой хотели подойти скрытой сапой к башне у Аймакинского ущелья, где находился резервуар для воды, и, разрушив ее, отвести воду. За участие во взятии Гергебиля Тотлебен был награжден чином капитана; за участие в бою на Мискенджийских высотах (22 сентября 1848 года) – орденом св. Владимира 4-й ст. с бантом. Зиму 1848 года Тотлебену пришлось провести в Темир-хан-Шуре, обучая людей осадным и минным работам, саперов – сверлению труб.

В 1849 году, когда во время осады аула Чох капитан фон Кауфман, начальник инженеров, был ранен, заведование всеми осадными работами перешло к Тотлебену. Его слабое здоровье было очень расстроено двухлетней походной жизнью и ввиду этого, отказавшись от предложенного ему места старшего инженера в Дагестане, Тотлебен уехал в Тифлис, чтобы испросить у князя Воронцова позволение вернуться в Петербург. 30 ноября 1850 года он был переведен в Варшаву, во 2-й саперный батальон с назначением адъютантом к Шильдеру. Здесь, в ожидании более интересных работ, ему пришлось заняться осушкой Уяздовского плаца и т. п. Отношения его с Шильдером за это время несколько обострились ввиду раздражительности генерала, вызванной его усилившейся болезнью; Тотлебен стал хлопотать о переводе в Петербург и 31 декабря 1851 года был назначен обер-офицером в штаб генерала фон Цурмилена с переводом в гвардейские инженеры.

23 февраля Тотлебен обвенчался с баронессой Викториной Гауф, дочерью гессен-дармштадтского генерального консула. В 1852 и 1853 гг. Тотлебен заведовал летом, наряду с другими офицерами штаба, участком на практических работах в лагере под Петергофом, а в остальное время года, кроме служебных занятий, усердно изучал произведения теоретиков инженерного дела – Вобана, Дюфура, Шумара, Мориса де Селлона и др., с особым вниманием останавливаясь на действии артиллерии и активной защите обороняющимися ближайшей к крепости местности. В конце 1852 года по приказанию начальства им были составлены два обширных проекта: атаки капонирного фронта и атаки на вновь предложенную систему бастионного начертания. На этих проектах сказалось увлечение Тотлебена немецкой школой, выразившееся в том огромном значении, которое придал он кирпичным редутам и капонирам. Проект весной 1853 года был утвержден Государем и летом того же года отчасти получил применение в практических работах на Петергофском учебном полигоне.

За эти годы Тотлебен дважды был удостоен Высочайшего благоволения, объявленного в приказах 8 ноября 1852 года и 20 августа 1853 года. Кроме службы в Управлении, Тотлебен работал в Министерстве государственного имущества у графа П. Д. Киселева, где имел задания по технической части.

В начале Дунайской кампании Шильдер был назначен начальником инженеров действующей армии и просил о командировании в его распоряжение в числе других Тотлебена. Ден не только разрешил, но «в том внимании, чтобы он (Тотлебен) мог при действующих войсках быть употреблен в качестве штаб-офицера с особой пользой, по отличным познаниям и способностям своим», представил его к производству в подполковники. Производство состоялось 16 января 1854 года, 26 января Тотлебен выехал через Киев и Яссы в Бухарест. Отсюда 22 февраля Эдуард Иванович был командирован в Ольтеницу (против Туртукая). Тотлебен был назначен траншей-майором, но на деле являлся ближайшим помощником главного руководителя осады – Шильдера, безотлучно проводя дни и ночи в траншеях. Размолвки между ними, имевшие место еще в Варшаве, здесь стали повторяться все чаще и чаще. После одной из них Тотлебен с досады попросился на отдых и был уволен на ночь в лагерь. По странной случайности это было в ночь с 16 на 17 мая, когда самовольный штурм Араб-Табии и последовавшая затем вылазка турок завалили наши траншеи трупами: быть может, в числе их был бы и Тотлебен, если бы он остался в передовой линии окопов. 11 июня 1854 года началось обратное движение наших войск; 15-го отошел арьергард, при котором находился и Тотлебен. В это время, 11 июня, умер Шильдер, в лице которого Тотлебен лишился своего главного покровителя.

По отступлении от Силистрии Тотлебен некоторое время находился в лагере у Мая-Катаржи, на дороге в Трансильванию, в 50 верстах от Бухареста. Из Катаржинского лагеря Тотлебен был вызван в Фратешти к Горчакову и не раз производил по его поручению рекогносцировки. Кавалерская дума, собранная в Фратешти, единогласно присудила Тотлебену за Силистрию орден Георгия 4-й степени (приказ 3 сентября 1854 года). 16 июля 1854 года армия выступила на родину.

Между тем слухи о предстоящей высадке союзников в Крыму становились все определеннее. Князь Горчаков, хорошо осведомленный о положении инженерного дела в войсках светлейшего князя Меньшикова, решил командировать к нему Тотлебена. В письме, которое Эдуард Иванович должен был вручить светлейшему князю, Горчаков рекомендовал его как лучшего ученика Шильдера, основательно изучившего инженерное искусство, но более благоразумно применяющего его, чем его учитель; указывал на боевой опыт Тотлебена и его испытанную храбрость. 10 августа 1854 года Тотлебен прибыл в Севастополь, обороной которого ему суждено было обессмертить свое имя, и вечером того же дня представился князю Меньшикову. Князь, прочитав письмо Горчакова, заметил Тотлебену, что пославший его  очевидно, забыл, что в Севастополе есть саперный батальон.

«Отдохните после дороги и поезжайте обратно к вашему князю на Дунай».

Но Тотлебен не уехал. На следующий день он приступил к осмотру фортов и береговых батарей Севастополя, преграждавших неприятельскому флоту вход на рейд, и нашел их в превосходном состоянии. Этот отзыв, переданный князю Меньшикову его адъютантом Панаевым, смягчил князя: Тотлебен получил приглашение на обед к главнокомандующему и в последовавшей затем беседе успел окончательно завоевать его симпатии:

«Первого инженера встречаю дельного и скромного».

Об отъезде речь уже не возобновлялась, хотя Тотлебен остался все-таки на положении волонтера, прикомандированного к штабу Корнилова. По предложению Меньшикова, Тотлебен продолжал осмотр укреплений, объехав Городскую и Корабельную стороны. Сообщив о результатах своего осмотра, Тотлебен представил соображения относительно необходимых работ. Но Меньшиков сухо ответил, что «со стороны крымских татар не ожидает никаких покушений на крепость», и вопрос об усилении сухопутной обороны оставался открытым до 31 августа, когда после совместного с Меньшиковым объезда укреплений Тотлебен произвел разбивку проектированного им редута на Зеленой горе, ближайшей к городу командующей высоте. Но осуществить этот проект не удалось, так как на следующий день Лукульский телеграф известил, что у берега показалось 100 неприятельских вымпелов. Высадка, в которую до сих пор еще не верил главнокомандующий, стала очевидной, и наши полевые войска спешно двинулись к Альме, навстречу неприятелю. В Севастополе, где были оставлены только флотские экипажи и 4 резервных батальона, началась лихорадочная работа по подготовке обороны на Северной стороне, откуда в случае неудачи под Альмой надо было ждать штурма. Руководил работами Тотлебен, все еще не получивший официального назначения.

8 сентября, узнав о завязавшемся бое, Корнилов и Тотлебен поспешили к армии, но опоздали и встретили Меньшикова уже по дороге к Каче. Главнокомандующий приказал Тотлебену немедленно осмотреть местность по северную сторону рейда и выбрать на Инкерманских высотах фланговую позицию, с которой можно было бы угрожать неприятелю при его движении напротив северного форта. На следующий день после 8-часовой рекогносцировки Тотлебен доложил, что на всем протяжении между Бельбеком и долиной Черной речки удобной позиции нет. На его доклад Меньшиков ничего не ответил,  Тотлебен вернулся к работам на Северной стороне.

12 сентября инженер-полковник Тотлебен был назначен заведующим всеми оборонительными работами. Ему предстояла нелегкая задача: создать из Севастополя крепость. Успех казался немыслимым. 15 сентября Тотлебен написал жене письмо, прощаясь с семьей, так как всецело разделял единодушное желание гарнизона: после «русской защиты» умереть на позиции. Тем не менее он с полной энергией приступил к своей знаменитой «импровизации»; существовавшие до того времени образцы и схемы не могли быть полезны ему в этой совершенно необычайной обстановке; приходилось создавать нечто новое, импровизировать в полном смысле этого слова.

По недостатку времени и средств Тотлебену пришлось отказаться от мысли встретить неприятеля в отдалении от города, выдвинув укрепления на впереди лежащую, крайне выгодную местность, которую теперь приходилось уступить противнику. Не было времени и на основательное усиление уже существующей оборонительной линии; на первых порах надо было приложить все усилия к тому, чтобы заставить союзников отказаться от штурма, как удалось сделать это на Северной стороне. Упорный труд защитников увенчался полным успехом. Производимые неприятелем с дальнего расстояния рекогносцировки дали преувеличенное представление о силе этой внезапно почти выросшей сплошной оборонительной линии, вооруженной орудиями крупного калибра, и союзники решили подготовить штурм бомбардировкой, приступив к постройке осадных батарей. Со своей стороны, осажденные использовали данное им время, чтобы достойно приготовиться к предстоящему артиллерийскому состязанию, от исхода которого зависел штурм. С 14 сентября по 5 октября Тотлебеном было построено свыше 20 батарей, большей частью полевой профили, и усилено вооружение почти всей оборонительной линии, дабы оказалось возможным развить сильный фронтальный огонь.

5 октября произошло первое бомбардирование Севастополя. На Городской стороне, благодаря сосредоточенному охватывающему огню, направленному Тотлебеном с оборонительной линии, наша артиллерия взяла верх над французской; но на Корабельной – перевес остался за англичанами.

В ночь на 21 октября французы вывели свою третью параллель в 65 саженях от IV бастиона и приостановили работы. Тотлебен увидел в этом признак перехода к минной войне, немедленно приказал рыть пробные колодцы на дне рва и спешно стал подготавливать необходимые для закладки мин средства. В то же время перебежчики сообщили о готовящемся в ноябре штурме. Разыгравшееся 24 октября Инкерманское сражение убедило союзников в присутствии у нас значительных сил и заставило на время отказаться даже от решительного развития своих осадных работ и приступить к большему обеспечению своих позиций.

Во время Инкерманского боя Тотлебен был при войсках, на правом фланге. При отступлении он случайно попал на дорогу, где остановилась наша артиллерия, которой загородили путь повозки, разбитые английскими снарядами. Оставшаяся без прикрытия артиллерия легко могла попасть в руки английских стрелков, преследовавших по пятам отступавшие войска. Тотлебен немедля рассыпал в цепь оказавшуюся вблизи роту Углицкого полка, послал к адмиралу Истомину на Малахов курган донесение с просьбой о помощи и с подошедшими к этому времени двумя батальонами Владимирского полка и батальоном Бутырского атаковал англичан, бывших уже в нескольких шагах от орудий. Атака, поддержанная огнем четырех орудий, выдвинутых Тотлебеном на позицию, удалась в полной мере, и под ее прикрытием прибывшие с Малахова саперы и матросы на руках вынесли пушки. Об этом случае в донесении главнокомандующего умалчивается. Командир Бутырского полка хотел возбудить ходатайство о присвоении Тотлебену мундира Бутырского полка, так как благодаря ему славный полк отличился еще раз. Но из хлопот этих ничего не вышло.

Временное ослабление действий противника после 24 октября дало возможность Тотлебену придать более солидный, долговременный характер наскоро построенным укреплениям. Оборона Городской стороны была усилена устройством второй линии баррикад и 4 редутов. Значительные работы были предприняты также на Северной стороне – на случай высадки союзников на Каче.

Всю зиму осадные работы союзников продвигались крайне медленно. Тотлебен воспользовался этим, чтобы перейти к более активной обороне. Опыт кавказских войн убедил его в огромной пользе завалов, дающих возможность с близкого расстояния наблюдать за противником и беспокоить его ружейным огнем. С конца октября наши наблюдательные посты стали прикрываться ими (перед III и IV бастионами и перед Малаховым). Вскоре  Тотлебен изменил характер этих завалов, обратив их в правильную систему ложементов. Первые ложементы были заложены в ночь с 20 на 21 ноября перед редутом Шварца, а затем их широкая сеть выдвинулась далеко вперед, навстречу неприятельским подступам – на кладбищенской высоте и между кладбищем и Карантинной бухтой.

Не менее успешно применил Тотлебен к делу опыт минной войны, приобретенный им во время работ над трубной системой генерала Шильдера. К тому же он нашел себе в высшей степени дельного, энергичного помощника в лице штабс-капитана 4-го саперного батальона Мельникова.

Во время обороны Севастополя Тотлебен получил несколько ранений. Первое ранение было в лицо над правым глазом жестянкой от картечи. А 8 июня 1855 года он был ранен штуцерной пулей в правую ногу навылет, с повреждением надкостной плевры. Рана приняла опасный характер; в течение двух месяцев Тотлебен только изредка мог выслушивать доклады и давать инструкции, не входя при этом в подробности. За это время ему пришлось перенести несколько операций. Нервная раздражительность его усилилась до того, что можно было опасаться осложнений в мозговой области. Хотя во дворе его дома неоднократно падали снаряды, Тотлебен ни за что не соглашался переехать на Северную сторону и поэтому был перенесен в казематированную Николаевскую батарею. Но значительное ухудшение здоровья заставило его согласиться покинуть осажденный город, и он в полубесчувственном состоянии был перевезен в долину Бельбека, в 11 верстах от Севастополя, на хутор помещика Сарандинаки. Здесь заботливый уход и чистый воздух быстро восстановили его силы, и в августе он снова начал принимать деятельное участие в обороне Севастополя, снабжая подробными инструкциями и указаниями сменивших его инженеров.

Но никакие инструкции не могли заменить личного присутствия Тотлебена на бастионах. С его уходом дело быстро шло к развязке. Перед боем на Черной речке главнокомандующий навестил Тотлебена, чтобы посоветоваться с ним относительно направления предполагаемой атаки. Тотлебен решительно высказался против выбранного военным советом направления и предлагал произвести атаку непременно внезапно, большими силами, между Килен-балкой и Лабораторной, последовательно овладевая Воронцовской высотой, Камчатским люнетом, редутом Виктории. Но князь Горчаков после некоторого колебания подчинился мнению большинства и прибавил к ряду неудач еще одну новую. 24 августа Тотлебен вернулся в Севастополь и поселился в одной из казарм Северного форта. С вала этого укрепления он видел падение Малахова кургана, на оборону которого им было потрачено столько сил.

Много разногласий вызвало обсуждение деятельности Тотлебена за время достопамятной обороны Севастополя. В то время как одни провозглашают его гениальным инженером, «умом Севастополя», всецело разделяя мнение Нахимова, другие осуждают едва не каждое из тех смелых новшеств, которые он ввел при обороне совершенно беззащитного к началу обороны Севастополя. Больше всего вызвали нарекания ложементы и смыкание укреплений с горжи, чему, в частности, приписывали падение Малахова; указывалось, наконец, что, создавая свои земляные укрепления и делая их несокрушимыми путем постоянного исправления повреждений под неприятельским огнем, Тотлебен, в сущности, подставлял вместо окопов живую солдатскую грудь. Но вряд ли к этим тяжким упрекам можно отнестись серьезно. Не отрицая, конечно, что главная, быть может, исключительная, заслуга беспримерного сопротивления Севастополя приходится на долю живой силы, что именно живая солдатская грудь, а не валы приковали войска союзников на одиннадцать месяцев к Севастополю, должно, тем не менее, признать, что свою задачу Тотлебен выполнил гениально. Не выведи пуля Тотлебена из строя, быть может, исход осады был бы другим.

Труды Тотлебена при обороне Севастополя были оценены императором и вознаграждены по заслугам: независимо от зачтения ему, наравне с прочими защитниками, считая по году за месяц, 10 лет, 6 месяцев, 15 дней службы, Тотлебен 18 октября 1854 года был назначен флигель-адъютантом, 10 апреля 1855 года произведен в генерал-майоры, с назначением в свиту Его Величества; 25 апреля имя и фамилию его повелено было начертать на мраморной доске в Николаевском инженерном училище; 6 мая он был зачислен в корпус военных инженеров; 15 июня получил орден Георгия 3-й степени; наконец, 30 августа Тотлебену Высочайше была дарована аренда на 12 лет по 1000 р. в год.

После очищения Южной стороны Тотлебен по просьбе князя Горчакова остался при армии. Распорядившись укреплением Северной стороны, Эдуард Иванович 2 сентября 1855 года через Бахчисарай отбыл в Симферополь, где рассчитывал провести зиму. Здоровье его восстановилось к этому времени окончательно, но ходить было еще запрещено: даже по комнате он передвигался на костылях.

9 сентября Горчаков вызвал Тотлебена в Николаев, куда 13 сентября должен был прибыть Государь. 12-го Тотлебен был уже в Николаеве; его тотчас же навестил великий князь Николай Николаевич. 14-го Тотлебен имел счастье представиться императору, назначившему его на следующий день (15 сентября) своим генерал-адъютантом, а вскоре ему поручено было привести в оборонительное состояние Николаев, стратегическое значение которого после падения Севастополя еще более возросло. По окончании кампании Тотлебену разрешено было вернуться в Петербург, где по званию помощника генерал-инспектора по инженерной части ему предстояло заведовать работами по укреплению Кронштадта. Осмотрев в конце октября укрепления Одессы, Тотлебен прибыл 14 ноября в Петербург. Здесь его ждал восторженный прием как со стороны начальствующих лиц, так и со стороны общества. 15 ноября его приветствовали депутация в составе всех чинов Инженерной академии и училища, фельдфебели и 5 портупей-юнкеров кондукторской роты. В залах училища состоялся торжественный обед, который удостоил своим присутствием Августейший генерал-инспектор. Во время обеда начальник Главного штаба Его Императорского Величества по военно-учебной части, генерал-адъютант Ростовцев прочел два Высочайших повеления: о назначении Тотлебена почетным членом Николаевской Инженерной академии и о выставлении портрета его в здании Инженерного училища. Начальник училища, генерал Ломновский прочел журнал конференции 16 ноября 1855 года о присуждении Тотлебену Михайловской премии не деньгами, а в виде медали, особо по этому случаю вычеканенной.

16 мая 1856 года Тотлебен был командирован для осмотра крепостей Балтийского побережья: Свеаборга, Ревеля, Риги и Балтийского порта. По возвращении Тотлебен присутствовал на торжественном короновании императора Александра II в Москве, был награжден орденом св. Станислава 1-й степени.

16 сентября того же года Тотлебен выехал в командировку за границу на 6 месяцев, в Германию, Францию, Бельгию и Италию, для лечения болезни и собрания сведений о тамошних крепостях, а в особенности об устройстве и управлении строительной части. 1 октября 1858 года Эдуард Иванович вернулся в Петербург.

25 ноября 1861 года Тотлебен был назначен управляющим штабом генерал-инспектора, а 26 января 1863 года – товарищем генерал-инспектора, в высшее заведование которого поступило Главное Инженерное управление, образованное из Инженерного департамента и штаба генерал-инспектора. Эту должность Тотлебен занимал до 1877 года. Таким образом, с 1859 по 1877 гг. Тотлебен фактически стоял во главе Инженерного управления, и его знаниям и энергии было открыто широкое поле деятельности.

Незадолго до войны 1877 года Тотлебен возбудил вопрос об изъятии казарменной части из ведения Главного Инженерного управления, так как при современной организации до половины общего числа инженерных офицеров были заняты делом, не имеющим ничего общего с их военной специальностью (заведование казармами, госпиталями и т. п.), и в случае войны невозможно было рассчитывать иметь достаточное число вполне подготовленных инженеров. Осложнения на Востоке помешали осуществлению предложенных Тотлебеном мер.

Свои теоретические фортификационные воззрения Тотлебен выразил в записке «О взаимных преимуществах полигонального и бастионного начертания», составленной по поводу статьи подполковника Фролова «Сравнительный очерк бастионной и полигональной фортификации» («Инженерный журнал», 1863), в предписанных Тотлебеном к руководству при составлении фортификационных проектов основных началах и, наконец, в замечаниях на отчеты о практических работах саперных бригад и приказах его по Инженерному корпусу. Его замечания, по мысли генерала Тидебеля, были собраны и изданы в 1879 году при Инженерной академии в виде особого литографированного сборника «Практические занятия по Инженерному корпусу и замечания товарища Е. И. В. генерал-инспектора по инженерной части генерал-адъютанта Тотлебена, с подробными последовательным и алфавитным указателями 1861–1877 гг.». Составлено при Николаевской Инженерной академии Н. Кирпичевым (СПб., 1879). Под руководством Тотлебена был составлен атлас образцовых чертежей различных воинских зданий и деталей строений (к 1871 г. вышло 344 листа) и начато составление такого же атласа фортификационных построек.

Тотлебен Э. Описание обороны г. Севастополя
(1863 г.)
Тотлебен Э. Описание обороны г. Севастополя (2017 г.)

В 1863–1872 гг. вышло капитальное сочинение «Описание обороны Севастополя», составленное и изданное под руководством Тотлебена. Разнообразный состав сотрудников, неполнота бывших в распоряжении их материалов, трудность беспристрастной оценки еще свежих в то время событий отразилась значительно на качестве этого огромного труда, сделав его весьма важным для изучения обороны в инженерном отношении – и только. Попытка сделать «Описание» полной истории Крымской войны признана неудавшейся.

Александр II постоянно оказывал Эдуарду Ивановичу новые и новые знаки доверия и милости: в 1859 году император поручил ему главное руководство занятиями цесаревича Николая Александровича военными науками и в особенности инженерным искусством; 13 апреля 1859 года ему был пожалован орден св. Анны 1-й ст.; 27 августа 1861 года – орден св. Владимира 2-й ст. с мечами при Милостливом рескрипте; 30 августа 1863 года в изъявление Монаршего благоволения за понесенный труд «Описание обороны Севастополя» Тотлебену было пожаловано 4683 десятины 1800 саж. земли из казенных участков Самарской губернии; 4 апреля 1865 года пожалован орден Белого Орла; 31 марта 1868 года – орден св. Александра Невского; 30 августа 1869 года Тотлебен был произведен в инженер-генералы; 23 ноября 1869 года, в день 50-летнего юбилея Главного Инженерного училища, зачислен в лейб-гвардии Саперный батальон; 28 марта 1871 года ему были пожалованы алмазы к ордену Александра Невского; 30 августа 1874 года он награжден орденом св. Владимира 1-й ст.

Перед Восточной войной, в сентябре 1876 года, Тотлебен, живший в своем имении Кейданы, был вызван телеграммой в Ливадию к императору и 27 сентября назначен главным распорядителем по обороне Черноморского побережья с подчинением ему и морских сил. К 25 октября все было готово к встрече неприятеля в Керчи, Очакове, Одессе, Севастополе и Поти. Но в самый разгар деятельности Тотлебена внезапно отозвали в Петербург, так как мысль о назначении его главнокомандующим действующей армией ввиду «сложных отношений» была оставлена.

5 апреля 1879 года Тотлебен был назначен генерал-губернатором в Одессу. 21 июня этого же года после упразднения полевого управления бывшей действующей армии он был отчислен от должности главнокомандующего с назначением членом Государственного Совета. 1 сентября был назначен командующим войсками Одесского военного округа. 5 октября 1879 года, в день 25-летия со дня первой бомбардировки Севастополя, Тотлебен был возведен в графское достоинство.

По прибытии на место нового своего служения в Одессу (23 апреля 1879 года) Тотлебен с чрезвычайным рвением приступил к исполнению главной задачи, возложенной на него при назначении генерал-губернатором, а именно к борьбе с крамолой. За прессой установили самый бдительный надзор,  «Крымский листок» был закрыт ввиду его вредного направления. Власть губернаторов была усилена. Наконец, распространение слухов о предстоящем переделе земель причислено было к государственным преступлениям.

18 мая 1880 года Тотлебена назначили Виленским, Ковенским и Гродненским генерал-губернатором и командующим войсками Виленского округа. Но усилившаяся болезнь все меньше позволяла ему заниматься государственными делами, к которым Тотлебен к тому же чувствовал мало влечения; большую часть своего времени Эдуард Иванович уделял вверенным ему войскам. В 1882 году он был вынужден уехать за границу для лечения. Но там к его недугам присоединилась еще болезнь глаз, повлекшая за собой тяжелую операцию, произведенную в Вюрцбурге.

Могила Э. И. Тотлебена.
Братское кладбище, Севастополь

15 мая 1883 года, в день коронования императора Александра III, Тотлебен был обрадован последней своей наградой – бриллиантовыми знаками к ордену св. Андрея Первозванного. Зиму он провел в Висбадене; весной переехал в Соден, где скончался 19 июня 1884 года. Его тело было перевезено в Ригу для погребения на Петровском лютеранском кладбище. Но император нашел более соответственным, чтобы тело севастопольского героя покоилось у воздвигнутых им в памятные дни обороны валов, и 5 октября 1884 года прах Тотлебена был опущен в могилу на Братском кладбище, о котором он так заботился при жизни.

Личность Тотлебена в достаточной мере рельефно обрисовывается его деятельностью. Отзывы о нем современников не отличаются беспристрастностью – и притом в дурную сторону, так как его скорее боялись, чем любили. Хладнокровный и мужественный в бою, Тотлебен не обладал, однако, талантом полководца, широкого стратегического взгляда у него не было; поэтому в деятельности его в русско-турецкую войну больше отрицательных, чем положительных сторон. Но вокруг имени Тотлебена есть ореол, которого не могут затмить никакие ошибки: этот ореол – Севастополь.

 

Автор статьи
С. В. Ченнык

 

 

Список использованных источников:
  1. Военное обозрение : [сайт]. – Москва, 2010. – URL : https://topwar.ru/57552-geniy-sevastopolskoy-oborony-voennyy-inzhener-eduard-ivanovich-totleben.html (дата обращения: 09.06.2019). – Текст : электронный.
  2. Информационный комплекс РГГУ «Научная библиотека» : [сайт]. – Москва, 2011. – URL : https://liber.rsuh.ru/ru (дата обращения: 20.06.2019). – Текст : электронный.
  3. Русский биографический словарь : в 25 т. Т. 27 / редактор А. А. Половцов. – Москва, 1896–1918. – С. 172–192.
  4. Саратовский государственный художественный музей имени А. Н. Радищева : [сайт]. – Саратов, 2019. – URL : http://radmuseumart.ru/projects/multicollection/War_on_the_Danube/photoportraits.html (дата обращения: 09.06.2019). – Текст : электронный.
  5. Ченнык С. В. Тотлебен Эдуард Иванович. Биографические сведения / С. В. Ченнык. – Текст : электронный // Military Крым: военно-исторический интернет-портал : [сайт]. – URL : http://mil.sevhome.ru/voenistor/crimeanwar/biografiicrimwar/totleben-jeduard-ivanovich-biograficheskie-svedenija/ (дата обращения: 30.05.2019).
 
Библиография:
  1. Быков М. Тот Тотлебен и не тот / М. Быков // Русский мир.RU : журнал о России и русской цивилизации. – 2015. – № 4. – С. 58–63 : цв. ил.
  2. Конюхов Ф. Ф. Крымская война. Оборона Севастополя / Федор Конюхов ; [редактор и соавтор И. Ильин]. – Москва : Изд. дом Акад. им. Н. Е. Жуковского, 2017. – 64 с. : ил.
  3. Макеев А. Первая крепость Тотлебена / А. Макеев ; фото автора // Русский мир.RU : журнал о России и русской цивилизации. – 2017. – № 6. – С. 80–87 : фот.
Еще...
  1. Приумножил славу и честь России : к 200-летию со дня рождения Э. И. Тотлебена // Военно-исторический журнал. – 2018. – № 5. – [4-я с. обл.] : 5 фот., 2 рис., портр.
  2. Пупкова Н. «Душа севастопольской обороны» / Н. Пупкова // Крымская правда. – 2018. – 22 мая. – С. 3.
  3. Ткаченко С. Тотлебен – человек-крепость / С. Ткаченко // Крымская правда. – 2013. – 10 июля : фот. цв.
  4. Шавшин В. Г. Севастополь в истории Крымской войны / В. Г. Шавшин. – Севастополь ; Киев : Телескоп, 2004. – 287 с., [8] л. цв. фот. : ил.
  5. Эдуард Иванович Тотлебен, выдающийся русский военный инженер // Севастополь. Слава и гордость Отечества : история города в описаниях событий и личностей, прославившихся мужеством и делами на его благо : сборник / под общей редакцией А. Г. Маркова. – Москва, 2008. – С. 131–155 : цв. ил.
Свернуть
 
 
 
Дата публикации
27.08.2019
FancyBox
 
 
крымоведческий информационно-библиографический портал

КОНТАКТЫ

Тел.:
+7 (3652) 608-644
Адрес:
295017, Российская Федерация,
Республика Крым, г. Симферополь,
ул. Набережная им. 60-летия СССР, 29-А
Сайт:
Яндекс.Метрика

© 2019–2022 ГБУК РК Крымская республиканская универсальная научная библиотека им. И. Я. Франко
При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна